Нависли хладные штыки

У тех, кто пишет понятно, есть читатели; у тех, кто пишет туманно, есть комментаторы. — Camus

* * * Горит восток зарею новой. Уж на равнине, по холмам Грохочут пушки. Дым багровый Кругами всходит к небесам Навстречу утренним лучам. Полки ряды свои сомкнули. В кустах рассыпались стрелки. Катятся ядра, свищут пули; Нависли хладные штыки. Сыны любимые победы, Сквозь огнь окопов рвутся шведы; Волнуясь, конница летит; Пехота движется за нею И тяжкой твердостью своею Еe стремление крепит. И битвы поле роковое Гремит, пылает здесь и там, Нo явно счастье боевое Служить уж начинает нам. Пальбой отбитые дружины, Мешаясь, падают во прах. Уходит Розен сквозь теснины; Сдается пылкий Шлипенбах. Тесним мы шведов рать за ратью; Темнеет слава их знамен, И бога браней благодатью Наш каждый шаг запечатлен. Тогда-то свыше вдохновенный Раздался звучный глас Петра: «За дело, с богом!» Из шатра, Толпой любимцев окруженный, Выходит Петр. Его глаза Сияют. Лик его ужасен. Движенья быстры. Он прекрасен, Он весь, как божия гроза. Идет. Ему коня подводят. Ретив и смирен верный конь. Почуя роковой огонь, Дрожит. Глазами косо водит И мчится в прахе боевом, Гордясь могущим седоком. Уж близок полдень. Жар пытает. Как пахарь, битва отдыхает. Кой-где гарцуют казаки. Равняясь, строятся полки. Молчит музыка боевая. На холмах пушки, присмирев, Прервали свой голодный рев. И се — равнину оглашая Далече грянуло ypа: Полки увидели Петра. И он промчался пред полками, Могущ и радостен, как бой. Он поле пожирал очами. Зa ним вослед неслись толпой Сии птенцы гнезда Петрова — В пременах жребия земного, В трудах державства и войны Его товарищи, сыны: П Шереметев благородный, И Брюс, и Боур, и Репнин, И, счастья баловень безродный, Полудержавный властелин. И перед синими рядами Своих воинственных дружин Несомый верными слугами, В качалке, бледен, недвижим, Страдая раной, Карл явился. Вожди героя шли за ним. Он в думу тихо погрузился. Смущенный взор изобразил Необычайное волненье. Казалось, Карла приводил Желанный бой в недоуменье… Вдруг слабым манием руки На русских двинул он полки. И с ними царские дружины Сошлись в дыму среди равнины: И грянул бой, Полтавский бой! В огне, под градом раскаленным, Стеной живою отраженным, Над падшим строем свежий строй Штыки смыкает. Тяжкой тучей Отряды конницы летучей, Браздами, саблями звуча, Сшибаясь, рубятся с плеча. Бросая груды тел на груду, Шары чугунные повсюду Меж ними прыгают, разят, Прах роют и в крови шипят. Швед, русский — колет, рубит, режет. Бой барабанный, клики, скрежет, Гром пушек, топот, ржанье, стон, И смерть и ад со всех сторон. Среди тревоги и волненья На битву взором вдохновенья Вожди спокойные глядят, Движенья ратные следят, Предвидят гибель и победу И в тишине ведут беседу. Но близ московского царя Кто воин сей под сединами? Двумя поддержан казаками, Сердечной ревностью горя, Он оком опытным героя Взирает на волненье боя. Уж на копя не вскочит он, Одрях, в изгнанье сиротея, И казаки на клич Палея Не налетят со всех сторон! Но что ж его сверкнули очи, И гневом, будто мглою ночи, Покрылось старое чело? Что возмутить его могло? Иль он, сквозь бранный дым, yвидел Врага Мазепу, и в сей миг Свои лета возненавидел Обезоруженный старик? Мазепа, в думу погруженный, Взирал на битву, окруженный Толпой мятежных казаков, Родных, старшин и сердюков. Вдруг выстрел. Старац обратился. У Войнаровского в руках Мушкетный ствол еще дымился. Сраженный в нескольких шагах, Младой казак в крови валялся, А конь, весь в пене и пыли, Почуя волю, дико мчался, Скрываясь в огненной дали. Казак на гетмана стремился Сквозь битву с саблею в руках, С безумной яростью в очах. Старик, подъехав, обратился К нему с вопросом. Но казак Уж умирал. Потухший зрак Еще грозил врагу России; Был мрачен помертвелый лик, И имя нежное Марии Чуть лепетал еще язык. Но близок, близок миг победы. Ура! мы ломим; гнутся шведы. О славный час! о славный вид! Еще напор — и враг бежит33. И следом конница пустилась, Убийством тупятся мечи, И падшими вся степь покрылась, Как роем черной саранчи. Пирует Петр. И горд, и ясен, И славы полон взор его. И царский пир его прекрасен. При кликах войска своего, В шатре своем он угощает Своих вождей, вождей чужих, И славных пленников ласкает, И за учителей своих Заздравный кубок подымает. Но где же первый, званый гость? Где первый, грозный наш учитель, Чью долговременную злость Смирил полтавский победитель? И где ж Мазепа? где злодей? Куда бежал Иуда в страхе? Зачем король не меж гостей? Зачем изменник не на плахе?34 Верхом, в глуши степей нагих Король и гетман мчатся оба. Бегут. Судьба связала их. Опасность близкая и злоба Даруют силу королю. Он рану тяжкую свою Забыл. Поникнув головою, Он скачет, русскими гоним, И слуги верные толпою Чуть могут следовать за ним. Обозревая зорким взглядом Степей широкий полукруг, С ним старый гетман скачет рядом. Пред ними хутор… Что же вдруг Мазепа будто испугался? Что мимо хутора помчался Он стороной во весь опор? Иль этот запустелый двор, И дом, и сад уединенный, И в поле отпертая дверь Какой-нибудь рассказ забвенный Ему напомнили теперь? Святой невинности губитель! Узнал ли ты сию обитель, Сей дом, веселый прежде дом, Где ты, вином разгоряченный, Семьей счастливой окруженный, Шутил, бывало, за столом? Узнал ли ты приют укромный, Где мирный ангел обитал, И сад, откуда ночью темной Ты вывел в степь… Узнал, узнал! * * * ________ 33 Благодаря прекрасным распоряжениям и действиям князя Меншикова, участь главного сражения была решена заранее. Дело не продолжалось и двух часов. Ибо (сказано в Журнале Петра Ве- ликого) непобедимые господа шведы скоро хребет свой показали, и от наших войск вся неприятельская армия весьма опрокинута. Петр впоследствии времени многое прощал Данилычу за услуги, оказанные в сей день генералом князем Меншковым. 34 L’Einpereur Moskovite, penetre d’une joie qu’il ne se mettait pas en peine de dissimuler (было о чем и радоваться), recevait sur le champ de bataille les prisonniers qu’on lui amenait en foule et de- mandait a tout moment: ou est donc mon frere Charles?. . . . . . . . . . . . Alors prenant un verre de vin: A la sante, dit-il, de mes maitres dans l’art de la guerre! — Renshild lui demanda: qui etaient ceux qu’il honorait d’un si beau titre. — Vous, Messieurs les generaux Suedois; reprit le Czar. — Votre Majeste est donc bieu ingrate, reprit le Comte, d’avoir tant maltraite ses maitres. (Московский император, проникнутый радостью, которую он не давал себе труда скрывать… принимал на поле битвы пленни- ков, которых ему приводили толпой, и то и дело спрашивал: «А где же мой брат Карл?» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Тогда, взяв стакан вина, он сказал: «За здоровье моих учителей в военном искусстве!» Роншильд спросил его, кого он почтил таким славным титулом. «Вас, господа швед- ские генералы»,- ответил царь. «В таком случае ваше величество очень неблагодарны,- ответил граф,- вы так дурно обошлись со своими учителями» (франц.).)

«…Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.»
А.С. Пушкин «Полтава»

Сибирь, Сибирь! Какая ширь!
Твои природные богатства
Столь велики, что сколь не тырь,
Вовек растырить не удастся.
Средь них священный есть Байкал,
Там чудеса, там леший бродит,
Там Баргузин шевелит вал,
Бродяга песнь свою заводит,
Когда к Байкалу вдруг подходит,
И я когда-то там бывал,
Но что сейчас там происходит,
Случайно из газет узнал,
От жизни я совсем отстал,
Лишь Муза мною верховодит.

А происходит вот что там –
Трубопровод тянуть решили
По заповедным тем местам,
Да малость, видно погрешили
В расчетах. Может, не со зла,
А может, в том корысть была,
Но оказалось слишком близко,
От зеркала священных вод
Проляжет тот трубопровод
И тем его подвергнет риску.
Видать, не там поставил риску,
Проектировщик-идиот,
Я б даже написал «мудило»,
Но чувство такта победило.

Казалось, не избечь беды,
Какой беды там – катастрофы!
Пишу я кровью эти строфы,
Поскольку в кране нет воды.
Но тут – спасибо небесам –
Как ангел над разверстой бездной,
Явился вдруг – о чудо! – сам,
В обнимку с канцлершей железной.
Перуны в небе заблистали,
И гул пошел из-под земли,
И, кто сидели, мигом встали,
А кто стояли – полегли.
Аналитическим умом,
Что не зашел отнюдь за разум,
Проблемы суть постиг он разом,
В ее значении прямом.
И вдруг на карту перст направил,
Внезапной мыслью поражен –
«Здесь будет город заложен!»
Но, малость поостыв, добавил:
«Нет, с этим лучше подождем»
И согласились все с вождем.
Затем, прищурившись слегка –
Ну, чистый Ленин в мавзолее –
Он линию на два вершка
Провел от берега левее.

Хочу, друзья, поднять бокал
От имени всего народа,
(Пусть мне он слова не давал,
Но слова есть пока свобода,
Чему порукой эта ода)
Я за того, кто спас Байкал,
Путь изменив трубопровода.
Того, чья твердая рука
И несгибаемая воля,
Нас вознесли под облака,
В те выси, в кои мы дотоле
Не возносилися пока.
Того, кто справедлив, но строг,
Кто уважать себя заставил,
Скрутил врагов в бараний рог,
По стойке «смирно» всех поставил,
Кого послал России Бог,
Чтоб ею он вовеки правил.

Короче, пью за третий срок!

ГДЗ ◄ ГДЗ по русскому языку ◄ ГДЗ по русскому языку/ Ладыженская 5◄

Упр. 163. Спишите, вставляя подходящее по смыслу подлежащее или сказуемое. Подчеркните главные члены предложения.

Сказуемое — главный член предложения, который называет действие, состояние или признак подлежащего.
Сказуемое отвечает на вопросы что делает предмет? каков (какой) предмет ? что такое предмет? кто такой?
Сказуемое обычно выражается глаголом, но оно может быть выражено также именем существительным и именем прилагательным.

Упр. 164. Найдите подлежащие и от них задайте к выделенным сказуемым вопросы: что такое ? ( кто такой ? ) какой ? каков? Укажите, чем выражено сказуемое. Прочитайте, делая необходимые паузы перед сказуемыми. • Сделайте обобщение, чем же может быть выражено сказуемое.

Образец ответа. Дуб ( что такое ?) – дерево. Дуб (какой?) могучий. Дуб (каков?) могуч .

Ранняя осень. Дни тихие, солнечные. Небо над головой голубое. Полдни светлы и погожи. Воздух прозрачен. Даль чиста и светла. Ночи прохладны. Природа осенью — красота.

Упр. 165. Представьте себе, что вы видите море. Опишите его с помощью глаголов-сказуемых, если вы увидели его:

  1. только что из-за поворота дороги;
  2. при ярком солнце;
  3. в лунную ночь;
  4. во время бури, шторма.

Запишите составленные предложения. Подчеркните в них грамматические основы.

Для справок: искрится, переливается, серебрится; мелькнуло, показалось; бунтует, чернеет, ревёт, рокочет, волнуется.

Упр. 166. Составьте 5 предложений на тему «Поздней осенью в лесу (поле, степи, горах)», в которых сказуемыми были бы имена прилагательные, например: ненастная, серое, свеж, голы, тих, мрачен.

Упр. 167. Прочитайте отрывок из поэмы А. Пушкина «Полтава», в котором описывается начало битвы царя Петра I со шведами. От выделенных подлежащих поставьте вопрос каков? (каковы?) к сказуемым, которые выражены краткими прилагательными. Подчеркните подлежащие и сказуемые.

Из шатра,
Толпой любимцев окружённый,
Выходит Пётр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен.
Он весь как божия гроза.
Идёт. Ему коня подводят.
Ретив и смирен верный конь.

Упр. 168. Подготовьтесь к изложению (см. памятку на с. 169). Озаглавьте его. В любых 2-3 предложениях написанного вами текста подчеркните главные члены.

На окраине небольшого курортного города люди наблюдали необычную дружбу между серым жаворонком и золотыми рыбками.

Однажды на край бассейна с золотыми рыбками прилетел жаворонок. Его гнездо было недалеко. В клюве жаворонок держал большого червя. Мимо проплывала золотая рыбка и увидела червя. Она высунулась из воды.

Жаворонок не испугался. Он опустил голову и сунул червя в открытый рот рыбы. После этого птичка прилетала по нескольку раз в день. Золотые рыбки привыкли к птичке и плыли к ней за червями.

Учёные говорят, что у жаворонка, наверное, погибли птенцы — дети. Раскрытые рты рыбы напоминали жаворонку раскрытые клювы голодных птенцов. (Из журнала «Юный натуралист»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *