Стихи про лошадку для детей

Детские стихи про коня настоящего и игрушечного:
С. Бешенковский
Несёт меня мой верный конь,
Он рыжей масти, как огонь.
И на ветру, его игриво,
Как паруса трепещет грива.
Загадки про коня
Стихи про домашних животных

Ну что ж несись мой конь вперёд,
Пусть ветер даже отстаёт.
Ты строен, быстр – орлу под стать,
Жаль, не умеешь ты летать.
Но появился грузовик
И мой надёжный друг поник.
Забудем скоро, не поймём,
Кто называется конём.
А. Ерошин
Я коня водой пою,
Песню звонкую пою.
Конь с улыбкою игривой
Машет мне хвостом и гривой.
С. Лосева
Ходит, бродит конь гнедой
С пышной гривой золотой.
И подковки не простые.
Все четыре – золотые.
Под уздечку взял коня.
Пусть мой конь несёт меня
В чисто поле.
Вот раздолье!
Т. Гарг
Лесом, полем, вдоль реки
С ветром наперегонки —
Не чета лошадкам многим —
Белогривый, длинноногий
Скачет конь — стучат копыта,
А над ним табун сердитый:
В серых яблоках бока —
Грозовые облака.
Т. Овчинникова
По арене мчатся кони
Так, что ветер не догонит.
Белый конь с красивой чёлкой,
Серый — с серебристой холкой!
Эх, как скачут! Вот бы мне
Покататься на коне!
Поскорей бы подрасти,
Чтоб коня приобрести!
С. Трагоцкая
Я сегодня на коне
И совсем не страшно мне.
На коня я забралась,
И мечта моя сбылась!
Покоряем мы просторы,
Поднимаемся мы в гору…
Конь хороший, верный друг,
Мы проедем полный круг.
Покатаемся по лугу,
Поглядим в глаза друг другу.
Конь хороший вороной,
Подружился он со мной.
Машет гривой, как крылом,
А зовут его Диплом.
Т. Лаврова
Мне вчера приснился конь –
ярко-рыжий, как огонь!
Я скакал на нём, скакал,
и нисколько не устал.
Мама шепчет: «Милый крошка,
отцепись от нашей кошки!
Ты её совсем замучил».
Вот такой забавный случай..
С. Живой
Я грущу уже три дня.
Захотелось мне коня.
Чтобы был мой конь лихой,
И, конечно, только мой.
Стал послушный я ребёнок,
Словно тихий жеребёнок.
Папа денежки скопил,
И мне коника купил.
Я ему нарву травы,
Кони от травы – резвы.
Гриву гребнем расчешу,
Прокатиться попрошу.
Понесёт меня он вдаль,
Но, не дальше кухни, жаль.
Сивкой-буркой назван конь,
Как живой — попробуй, тронь…
Р. Каменских
На серебряном коне
я катался при луне.
Конь легко бежал рысцой
по тропинке над рекой.
Ветер волосы трепал,
я смеялся, конь мой ржал.
Хохотало, ржало эхо
за серебряной рекой —
вот потеха так потеха!
Дальше, дальше… водопой.
Конь напился, стал пастись,
я разлёгся на траве…
Услыхал:»Сынок, проснись…
семь уже. Включаю свет.»
И. Николаевич
Я с утра запряг коня,
Проскакал на нём полдня.
И подольше бы скакал,
Только папа простонал:
-Я забыл, что мне в субботу
Надо выйти на работу.
Ну и как остаток дня
Проведу я без коня?
Катэри
У меня была игрушка.
И не кукла, не зверушка,
Ярко-алый, как огонь,
Мой любимый красный конь.
У него седло с уздечкой
И четыре колеса.
Хвост и грива, вся в колечках,
И огромные глаза.
Мы зовём его Пегас.
Он машинам фору даст!
Как я сяду на коня,
Не догоните меня!
Так удобно было мне
На его большой спине!
Приходите все ко мне
Покататься на коне!
Жалко мне мою лошадку.
Я немного подросла.
И теперь смотрю украдкой
В её карие глаза.
И всем маленьким ребятам,
Что играют во дворе,
Разрешаю покататься
На моём большом коне

Е. Попова
Средь игрушек у меня
Есть прекрасных три коня:
Быстрый, Пряник и Волна —
Вот коней тех имена.
Быстрый конь подобен птице.
Он, как ветер в поле, мчится!
Весь он серый с серебром,
С черной гривой и хвостом.
Пряник — это жеребенок.
Любит сладости с пеленок!
На обед он слопать рад
Двести пряников подряд!
А Волна нетороплива,
Грациозна и красива,
Снега белого белей,
Нет ни пятнышка на ней.
С ними целый день играю,
А под вечер пожелаю:
-Ну, спокойного вам сна,
Быстрый, Пряник и Волна!
Е. Кузин
Карандаш, бумагу взял,
Лошадь я нарисовал.
Я старательно трудился,
Кончив дело, удивился:
Смотрит на меня сурово
Однорогая корова.
Я опять берусь за дело,
Но на этот раз умело.
Получилось все красиво,
Посмотрите, лошадь – диво.
То не лошадь, конь гнедой,
Шея выгнута дугой,
Грива рыжая, краса
И огнем горят глаза.
Стройный конь, высокий рост
И красивый пышный хвост.
Оседлаю я коня,
Вдаль помчит гнедой меня,
Дробно застучат копыта,
Отзовется в такт земля.
Птицей конь мой полетит,
Только ветер засвистит.
А. Ерошин
Вот машина мчится. В ней
Сила целых ста коней.
Слышишь рёв её мотора?
Он в сто раз коня сильней!
Лишь нажмёт шофёр на газ –
Этот конь железный вас
До детсада или школы
С ветерком доставит враз.
Только мне милей не тот,
У которого капот –
Не могучий конь железный,
А совсем наоборот.
Мне роднее конь другой –
Тот, что топает ногой,
У которого подковы
И бубенчик под дугой.
Посмотри-ка на коня –
Сбруей новенькой звеня,
Звонким ржанием весёлым
Он приветствует меня.
Он мотает головой,
Топоча по мостовой –
Лучше всех машин на свете,
Потому что он –Живой!
Ю. Назарян
Почему мой пес собака?
Вот бы был мой пес конем!
Я б катал Алешку – брата,
И сестру свою на нем.
Я б в седле сидел ковбоем,
И Андрюшка — недруг мой,
Мне бы сдался вдруг без боя,
Видя, смелый я какой.
Я скакал бы через реки –
Пусть у верного коня
Были б крылья. И доспехи
Золотые у меня.
Я смотрел бы очень важно,
На девчонок свысока,
И они меня отважным,
Звали б все наверняка.
Ветер стал бы жать мне руку,
Будто равен я ему,
А дороги словно другу,
Доверяли бы коню.
Почему мой пес не лошадь?
Ну, а был бы он конем…,
Мне б пришлось расширить площадь,
Дома сделать водоем.
Конь собаки тяжелее, —
Я б не мог его поднять.
Да и было б мне больнее,
Стал бы конь меня встречать, —
Бил бы он меня копытом, —
Не со зла, а из любви.
— «Не из миски, из корыта –
Мне б сказали – пса корми».
Он соседей бы измучил,
Громко по полу стуча.
А еще, сломал мой стульчик,
Просто так, не сгоряча.
Разгромил бы в доме все он.
Я б скомандовал: «лежать!» —
Конь бы лег — и дом стал полон –
Негде было бы стоять.
Раздавил бы все игрушки
Мой малыш – собака-конь.
Я бы спал на раскладушке,
Выбираясь на балкон.
Вот какие бы убытки
Дом с конем моим понес.
Я б не вынес этой пытки –
Пусть собакой будет пес!

Лошади в океане

Борис Слуцкий

Лошади умеют плавать,
Но — не хорошо. Недалеко.

«Глория» — по-русски — значит «Слава»,-
Это вам запомнится легко.

Шёл корабль, своим названьем гордый,
Океан стараясь превозмочь.

В трюме, добрыми мотая мордами,
Тыща лощадей топталась день и ночь.

Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
Счастья все ж они не принесли.

Мина кораблю пробила днище
Далеко-далёко от земли.

Люди сели в лодки, в шлюпки влезли.
Лошади поплыли просто так.

Что ж им было делать, бедным, если
Нету мест на лодках и плотах?

Плыл по океану рыжий остров.
В море в синем остров плыл гнедой.

И сперва казалось — плавать просто,
Океан казался им рекой.

Но не видно у реки той края,
На исходе лошадиных сил

Вдруг заржали кони, возражая
Тем, кто в океане их топил.

Кони шли на дно и ржали, ржали,
Все на дно покуда не пошли.

Вот и всё. А всё-таки мне жаль их —
Рыжих, не увидевших земли.

Хорошее отношение к лошадям

Владимир Маяковский

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…

Улица опрокинулась,
течет по-своему…

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы сих плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Новогодний привет старого фермера его старой лошади

Роберт Бернс

Привет тебе, старуха-кляча,
И горсть овса к нему впридачу.
Хоть ты теперь скелет ходячий,
Но ты была
Когда-то лошадью горячей
И рысью шла.

Ты глуховата, слеповата.
Седая шерсть твоя примята.
А серой в яблоках когда-то
Была она.
И твой ездок был тоже хватом
В те времена!

Лошадкой ты была на славу.
Хозяин был тебе по нраву.
И я гордиться мог по праву,
Когда с тобой
Любую брали мы канаву,
Подъем любой.

Тебя с полсотней марок вместе
Родитель дал моей невесте.
Хоть капитал — скажу по чести —
Был очень мал,
Не раз добром подарок тестя
Я поминал.

Когда я стал встречаться с милой,
Тебе всего полгода было,
И ты за матерью-кобылой
Трусила вслед.
Ключом в тебе кипела сила
Весенних лет.

Я помню день, когда танцуя
И щеголяя новой сбруей,
Везла со свадьбы молодую
Ты к нам домой.
Как любовался я, ликуя,
В тот день тобой!

Перевалив за три десятка,
Ты ходишь медленно и шатко.
С каким трудом дорогой краткой
Ты возишь кладь,
А прежде — чьи могла лошадка
Тебя догнать?

Тебя на ярмарках, бывало,
Трактирщики кормили мало,
И все ж домой меня ты мчала,
Летя стрелой.
А вслед вся улица кричала:
— Куда ты? Стой!

Когда ж с тобой мы были сыты
И горло у меня промыто, —
В те дни дорогою открытой
Мы так неслись,
Как будто от земли копыта
Оторвались.

Ты, верно, помнишь эти гонки.
С обвислым крупом лошаденки
Теснились жалобно к сторонке,
Давая путь,
Хоть я не смел лозою тонкой
Тебя стегнуть.

Всегда была ты верным другом,
И нет конца твоим заслугам.
Напрягшись телом всем упругим,
Ты шла весной
Перед моим тяжелым плугом
И бороной.

Когда глубокий снег зимою
Мешал работать нам с тобой,
Я отмерял тебе в лихвою
Овес, ячмень
И знал, что ты заплатишь вдвое
Мне в летний день.

Твои два сына плуг мой тянут,
А двое кладь возить мне станут.
И, верно, не был я обманут,
Продав троих:
По десть фунтов чистоганом
Я взял за них.

Утомлены мы, друг, борьбою.
Мы все на свете брали с бою.
Казалось, ниц перед судьбою
Мы упадем.
Но вот состарились с тобою,
А все живем!

Не думай по ночам в тревоге,
Что с голоду протянешь ноги.
Пусть от тебя мне нет подмоги,
Но я в долгу —
И для тебя овса немного
Приберегу.

С тобой состарился я тоже.
Пора сменить нас молодежи
И дать костям и дряхлой коже
Передохнуть
Пред тем, как тронемся мы лежа
В последний путь.

Гнедой конек

Артур Конан Дойль

Сквайр забрать гнедого
Моего конька
За долги грозится –
Больно велика
Набежала сумма!
Что ж, пойду с сумой,
Но конька гнедого
Не отдам – он мой!

Славного гнедого
Я взрастил конька!
Ха! Во всей округе
Лучших нет пока.
Дорого бы дали
За его приплод:
Вот его медали –
Полюбуйтесь, вот!

Сколько я гнедого
Объезжал конька!
Не его ль копытом
Сломана рука?
Эка важность! Зажил
Давний перелом.
Да и мне, разине,
Было поделом.

Гляньте на гнедого:
Прыток, смел, умен! –
И берет барьеры
Без оглядки он.
Шаг хозяйский слыша,
Конь мой нежно ржет –
Ласково, протяжно,
Как мурлычет кот…

Коль поможет сквайру
Хитрый крючкотвор –
Я конька гнедого
Выведу во двор,
Да с размаху по лбу
Тюкну обушком –
И пойду скитаться
По миру – пешком.

Басня «Лошади на совете»

Джон Гей (John Gay)

Жил-был на свете Конь, который
Разжёг всеобщие раздоры,
И стала смута не греховной,
И лошадей Совет верховный
Решил устроить обсужденье,
Откуда это наважденье.
И здесь Жеребчик, полный страсти
И гневных дум своих во власти,
Примчал, молоденький и тонкий,
И обратился с речью звонкой:

– За что, откуда и доколе
Досталась нам дурная доля?
Рабами предки наши были,
И мы должны, как предки, – или?
Друзья, нам хватит силы, право,
Отстроить рухнувшее право,
Коль нам гордыня человека –
Укор доныне и от века!
Какие нам внушили силы,
Что от рожденья до могилы
Мы с плугом связаны союзом,
Что наш удел – стонать под грузом?
Что слабакам служить двуногим?
Что причислять себя к убогим?
Когда расстанемся с уздою
И с подневольною ездою?
Ужели вечно лихолетье?
Ужели вечны шпоры с плетью?
Ужели мы восстать не в мочи?
Ужели стыд не выест очи?
Сперва бы льва, как нас, пригнули!
Сперва бы тигру пасть заткнули!
Вперёд! Заставим в битве с ними,
Дрожать, заслышав наше имя!

Собрание не возражало
И с одобрением заржало.
Но в это самое же время,
Неся годов седое бремя,
Пред ними Конь предстал суровый,
Величественный, хмуробровый.
И был он Нестор самобытный,
И молвил братии копытной:

– Когда и я, как вы, был молод,
И я трудился в жар и в холод,
И где трудился я на славу,
Теперь пастись имею право,
Ни в чём особо не нуждаясь
И просто жизнью наслаждаясь.
Пока был молод, терпеливо
Я улучшал людские нивы,
И человек трудился рядом,
И были мы одним отрядом.
Он, человек, сараи строит,
Где в непогоду нас укроет,
И травы косит, сено сушит,
Что мы зимою будем кушать.
Подмога наша – землеробу.
Часть урожая – нам в утробу.
Мы все друг другу здесь подмога:
Так установлено от Бога.
Живи ж по Божьему уставу
И не вноси в умы растраву!

Смутьяна вздули для острастки.
Всё тут же стихло – после встряски.

Пони девочек катает

Юнна Мориц

Пони девочек катает,
Пони мальчиков катает,
Пони бегает по кругу
И в уме круги считает.

А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад!
Конь по имени Пират
Вышел в огненной попоне.
И заржал печальный пони:

— Разве, разве я не лошадь?
Разве мне нельзя на площадь?
Разве я вожу детей
Хуже взрослых лошадей?

Я лететь могу, как птица!
Я с врагом могу сразиться
На болоте, на снегу!
Я могу, могу, могу!

Приходите, генералы,
В воскресенье в зоопарк!
Я съедаю очень мало,
Меньше кошек и собак.

Я выносливее многих-
И верблюда, и коня!
Подогните ваши ноги
И садитесь на меня.

У пони длинная челка

Юнна Мориц

Когда на улице прохладно или жарко
И скачет пони на работу к девяти,
Троллейбус из троллейбусного парка,
Автобус из автобусного парка
Готовы вас к воротам зоопарка,
К воротам зоопарка привезти.

У пони — длинная чёлка
Из нежного шёлка,
Он возит тележку
В такие края,
Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были
Такими как я.

Туда, где водятся слоны и бегемоты,
Орангутанги и другие чудеса, —
Летают раз в неделю самолёты,
Потом плывут неделю пароходы,
Потом идут неделю вездеходы,
А пони довезёт за полчаса!

У пони — длинная чёлка
Из нежного шёлка,
Он возит тележку
В такие края,

Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были
Такими, как я.
Я днём бы и ночью
На пони катался,
Я дедушкой стал бы,
А с ним не расстался!

Всегда прекрасен самолёт над облаками,
И корабли прекрасны все до одного, —
Но трудно самолёт обнять руками,
И трудно пароход обнять руками,
А пони так легко обнять руками,
И так приятно нам обнять его!

У пони — длинная чёлка
Из нежного шёлка,
Он возит тележку
В такие края,
Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были
Такими, как я.
Я днём бы и ночью
На пони катался,
Я дедушкой стал бы,
А с ним не расстался!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *